Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Есть ли в жизни... Ну, как там это называлось-то????
Наверное, нету...
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:38 

опять про работу

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
работаю... в выходные-праздники-будни, без разницы... спать хочу, устала...

15:36 

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Уже не хочу... НИЧЕГО.

13:05 

День Победы!

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Сегодня такой велийкий и светлый праздник!!! Хочется сказать СПАСИБО тем, кто выжил, кто с нами, а также ием, кого уже давно нет в живых. Они отказались от своей жизни ради нас, во имя того самого светлого будущего, которое для многих так и не наступило. Низкий поклон и безмерное уважение всем им!!!
А на улице дождь, проливной... Давно такого не было 9 мая.

12:04 

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Странно, днев пишет, что у меня 1 новый коммент, но ссылка ведёт к записи без комментов... Да и вообще, какие щас записи....

20:19 

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
а есть ли смысл сохранять дневник, которым я не пользуюсь? да, что-то хранит, содержит... но смысл?

21:00 

опять же, про наболевшее

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
А наболевшее сегодня - это работа. Вот когда её нет - плохо. Вернее, сперва хорошо. Утром никуда не надо стремя голову собираться, впопыхах пытаясь накрасить глаза и впихнуть в себя бутер. Не надо горным сайгаком бежать на электричку, впихиваться в неё с разбегу и, стоя в тамбуре между потрепанными соотечественниками, думать о том, сколько ещё всего надо успеть за сегодня.
В первые дни без работы накатывает спокойствие и умиротворение.
Ещё через пару дней, когда си\ки под глазами окончательно сходят, становится чуточку неуютно.
А где-то через недельку хочется лезть на стены. Потому что сидишь ты дома, высыпаешься, собой стараешься заниматься, а денежки-то стремительно тают! Да и с друзьями как-то не получается общаться так, как хотелось - большинство-то на работе.
И начинаешь приходить к мысли, что работа, даже самая плохая, это всётаки хорошо. Ведь на ней деньги платят. Да и себя занять можно.
И вот снова каждое утро глаза-бутер-сайгак-электричка... И так 5 дней в неделю, минимум 8 часов в день. Даже отдохнуть от этого толком не получается.
И снова сидишь и думаешь, а нахрена она, эта работа?

20:39 

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
не хочу в архив... но писать абсолютно нечего - жизнь выматывает...

12:08 

Охотник

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
-Музыка слишком громкая!
-Что? – Бармен наклонился ко мне, обдав волной неплохого парфюма.
-Музыка, говорю, громкая! – я прокричала ему почти в ухо, заставив его поморщиться. Он пожал плечами, как бы показывая, что к этому он не имеет отношения и собирался переключиться на другого, более перспективного по его мнению, клиента, но я успела прокричать в удаляющееся ухо, - эй, красавчик, сделай мне что-нибудь не особо крепкое, на твоё усмотрение.
Я слегка наклонила голову, как бы в подтверждение своих слов. Я впервые в этом месте – надо расположить к себе персонал. Думаю, нам ещё предстоит вместе поработать. Прикрыла глаза, задумалась. Музыка долбилась в уши, но в ней чего-то не хватало, чтоб запустить её глубже.
Бармен резко тронул меня за руку – провёл сканером по чипу браслета. Браслеты выдавались при входе – такая дополнительная фишка заведения, никакой наличности, оплата только по факту, при выходе. Ход был очень тонкий – когда деньги не тратишь напрямую, их не удосуживаешься считать.
Потягивая прозрачную жидкость неопределяемого цвета, я медленно впитывала в себя картинку зала и пока немногочисленных посетителей.
Для начала поясню – я Охотник. Нет, не тот, что по осени на уток. Или в дождь по скользкой дороге на лысых покрышках по следам отчаянных головорезов. Я не такая. Мои жертвы – вполне обычные с виду люди. Скорее всего, они сами не догадываются о своей исключительности для меня. Что я с ними делаю? То же самое, что и все Охотники – выпиваю. Начисто лишаю их эмоций, впитывая в себя всё – до последней капли. После этого они пару часов напоминают слепых котят – тычут носом в то, что протянет им бармен. Так что мы выгодны барменам.
Пол жертвы не имеет значения, главное – чтоб эмоции били через край, причём не важно, радость это будет, или ярость – у них разный вкус, но они одинаково живительны. Иногда я бываю крайне великодушна и позволяю жертве нарастить эмоции – от меня не убывает, а в жертве – наоборот.
Рядом со мной не особо привлекательный мужчина с запахом дешёвого табака пытался обольстить сальными намёками юную барышню с длиннющими ресницами. При каждом его слове она как будто врастала в барный стул, несмело поглядывая на бармена. Но отчего-то не спешила скрыться где-нибудь в районе туалетных комнат. Может, знала, что он не побрезгует последовать за ней. Бармен протирал стаканы с видом глубокого безразличия – подобные моменты человеческих взаимоотношений он наблюдал много раз за ночь – успел выработать иммунитет.
Я развернулась в сторону мужчины и легонько пнула его туфлёй по филейному месту. Он от неожиданности слегка подпрыгнул, крякнул и злобно оглянулся.
-Чё надо?
-Знаешь, дядя, - мой голос был… Ну да, он был, и этого хватит. Когда Охотнику надо, у него есть голос, причём такой, что от него впадают в транс, - иди-ка ты отсюда, а то не вписываешься в нашу девичью компанию. – Я подмигнула девушке, заметив на её лице тень улыбки. Дядя хотел было что-то сказать, но крякнул ещё раз и пошёл к диванам, опустив плечи.
Девушка была симпатичной. С прямыми пепельными волосами и довольно большими глазами. Грудь… Была, но маленькая – видать, на спонсора ещё не заработала. Ноги – довольно длинные и стройные. Одета – вполне подобающе и с оттенком вульгарности. Она тоже находилась на охоте, и о моральных сторонах исхода я была готова поспорить.

Меня мутило и шатало. На город медленно наползало серое утро, готовое взорваться первыми лучами солнечного света. Мне надо было спешить… Нет, солнечный свет не губителен для меня, я же не вампир! Просто немного неприятен, открытый поток ультрафиолета вызывает покалывание по коже, порой усиливая недомогание. Охота не удалась, причём не только у меня. За ночь мы с блондинкой успели накидаться дешёвым спиртным, которое скорее всего было ещё и чем-то разбодяжено, обсудить тяжёлую женскую долю и убедиться, что в будние дни в этот клуб никого подходящего не заглядывает. Как объект охоты она была мне не интересна, из всех её эмоций яркими были только горечь и досада, а таким я не питаюсь. Вот если бы страх, или ненависть… Если бы тот дядя попытался её полапать в недрах туалета или зашёл бы немного дальше, то она стала бы для меня отличной добычей. А так – обычная девчонка, которых я встречала сотнями.
Дом-дверь-тапочки-кровать-сон. Такой тяжёлый, вязкий, потому что голодный. А во сне ОН, такой незнакомый. Вторую неделю мне снится. Иду я за ним по тёмному переулку, ощущая его сочащуюся радость, а он вдруг останавливается, чуть оборачивает голову в мою сторону и я успеваю заметить отблеск луны в его глазах. А потом резко проваливаюсь в пустоту с осознанием, что нарвалась на сильнейшего Охотника, даже не почуяв его. Просыпаюсь опять вся в поту, простыня на полу, дышу, как шпалоукладчик…
Я раньше никогда не встречалась с другими Охотниками, только знаю, что их очень мало. С несколькими общалась по Интернету, но поверхностно, когда привыкала к своим новым потребностям и способностям. Я даже толком не знаю, как мы появляемся. Жила себе, никого не трогала. Такая милая девочка в полноценной семье, папа-мама-брат. Ложилась спать студенткой медицинского факультета, а проснулась Чудовищем. Ну, это мне тогда так показалось. Парень, с которым я засыпала после бурного лишения опостылевшей невинности, смотрел в потолок широко распахнутыми глазами, не моргая. Потом я поняла, что он не дышит. Потом прощупала пульс, очень далёкий. Когда он начал приходить в себя, во мне что-то оборвалось, я вспомнила, как в момент его оргазма впилась ногтями в его спину так, что он рванулся с криком, перевёл на меня взгляд и, эякулируя, начал заваливаться на бок. А меня накрыла такая волна блаженства, что я тут же провалилась в сладкое небытиё – как будто ввели лошадиную дозу местного наркоза с щепоткой какой-то наркоты. Стало так хорошо и удобно…
Никогда больше это ощущение не возвращалось – эдакий бонус при обращении. Потом пришлось привыкать к новой себе, врать, избегать знакомых и в конечном итоге уехать от родных в другой город.
Большой город – рай для Охотника. Легко затеряться, много возможностей, не надо прятаться. Мне было хорошо здесь до того момента, пока не начал сниться ОН. Сначала я решила, что это всего лишь отголосок эмоции одной влюблённой барышни, присевшей рядом со мной в вечернем парке. Я тогда с удовольствием расслаблялась на лавочке, мысленно растворяясь в водах фонтана, вокруг гуляли мамашки с колясками, солнце медленно уползало за горизонт, оставляя место вечерней прохладе. Рядом со мной опустилась девочка с огромным букетом белых роз. Она широко улыбалась, глаза переполняла нежность, да и вся она практически светилась. У меня от сладости её ощущений закружилась голова; потеряв над собой контроль, как наркоман в ломке, я спросила у неё какую-то ерунду – нужно было всего лишь встретиться взглядом. Что было потом, помню плохо – поток её эмоций ударил меня в солнечное сплетение, желудок свело жутким спазмом, меня согнуло в пополаме и вырвало себе под ноги, а у девочки из рук выпал букет и она овощем повалилась на меня.
По какой-то странной случайности никто не обратил на нас внимания, я усадила её поудобнее, вернув букет обратно в руки и поспешила ретироваться, хотя отлично знала, что очнётся она к глубокой ночи. Судьба её меня не волновала, судьбы заранее прописаны и вмешиваться в их течение мне не представляется интересным.
На охоту я в тот вечер не пошла – заснула необычайно рано, довольная, сытая и умиротворённая. А ночью пришёл ОН. Сперва он мне даже понравился – был похож на того, первого… Ведь больше у меня никого не было, хотя многие и пытались. К сожалению (только пока не могу определиться к чьему?) их вожделение было настолько высоко, что я успевала насытиться, не доезжая до конечного пункта. Так вот, про него… Такой… Мужчина. За которым можно было бы спрятаться ото всех проблем, если было бы нужно. Высокий, крепкий… С таким тёплым взглядом. Первый раз я проснулась с улыбкой, ярко светила луна и тоже мне немного улыбалась. Я снова провалилась в сон с конкретной целью – снова увидеть ЕГО. Увидела – со спины. А потом он обернулся, луна отразилась в его глазах и всё… Я в поту, сердцебиение шпалоукладчика.
И так уже две недели. Не имеет значение, в какое время суток я укладываюсь спать, мы непременно встречаемся ночью в переулке. Эти две недели у меня не было ни одной полноценной охоты – ничего не стоящая мелочь, просто чтобы не загнуться на холодном кафеле клубного сортира, чтобы были силы пережить ещё один сон и вернуться на охоту снова.
Спать уже не хочется, в голове бьётся одно желание – найти его, настоящего и посмотреть в глаза. Может, он – Высший Охотник, который может ответить мне на все вопросы. Или прикончить меня на месте, что тоже было бы неплохо.

Адреналин гуляет по крови, заставляя сжиматься пищевод, подбрасывая комки к горлу, стремится уйти куда-то в пятки, а потом возвращается, с бешеной силой ударяя в желудок.
Я хочу его, только его одного. Остальной мир для меня сейчас не существует.
Моё тело жаждет его прикосновения, глаза – его взгляда. Хочу почувствовать теплоту его кожи, ощутить лёгкое покалывание в тех местах, где пробегают его чуткие пальцы. Чтоб он растрепал мои волосы, нежно провёл ладонью по щеке. Только пусть он будет молчать – нет ничего прекраснее этой хрустальной тишины в сладостные моменты прелюдии.
Тело сводит судорогой. Я лежу на полу, захлёбываясь своими эмоциями и адреналином. Усиливающееся чувство голода отравляет мозг, не позволяет думать и о чём ином, кроме него и охоты. Только боюсь, это может оказаться моя последняя охота. Потому что мне нужен ОН, другая жертва меня не интересует. Только я боюсь промахнуться и всё оборвётся – как во сне.
Но сил остаётся всё меньше, я отлично понимаю, что либо он меня, либо я его… А с каждой уходящей в прошлое секундой я становлюсь всё слабее.

Если бы я знала его имя! Могла бы хоть шептать, вкладывая в каждую букву переполняющие меня эмоции… Но я молча бреду под моросящим дождём в сумерках, прислушиваясь к вечернему городу.
Люди бегут по своим делам, я могу свободно раствориться в каждом человеке, перехватить пару эмоций, но не хочу – мне нужны только его эмоции, поэтому я пытаюсь учуять его след, перехватить обрывки следов его мыслей в воздухе.
Наверное, со стороны я сейчас очень красивая. С влажными, чуть открытыми губами, которые растянуты в лёгкой улыбке – улыбке предвкушения; с горящими глазами, слегка растрёпанная. Конечно, на меня никто не оборачивается, наоборот даже – люди прячут глаза. Может, они догадываются о моей сущности?

Дождь закончился, сумерки уступили место ночи, люди практически исчезли с улиц, рассосавшись по своим домам, ночным клубам, ресторанам. Если я не встречу его до утра – умру. При таком истощении солнечный свет окажется для меня губительным – это понимание всплывает где-то в глубине подсознания и прочно закрепляется. Времени остаётся всё меньше.
И тут Запах… Спазм перехватывает горло, дыхание перехватывает, я падаю на колени, захлёбываясь кашлем, вытираю выступившие слёзы. Перед моими глазами появляются туфли. Мужские. Поднимаю голову, выхватывая в темноте взглядом брюки, куртку, дохожу до ямочки под правым уголком губ, собираю всю силу и заглядываю в его глаза.
Они глубокие, неопределённого цвета, в них отражается луна и они затягивают в омут.
Мы смотрим друг на друга. Мы пьём друг друга. Мы улыбаемся друг другу.
Приходит странное чувство опустошённого насыщения.
Он берёт меня за руку и всё встаёт на свои места. Из пустоты в сознании складываются ответы на все мои вопросы, меня перестаёт мучить голод, я успокаиваюсь.
Тишину предрассветного часа нарушают лишь наши медленные шаги по высыхающему асфальту.
Слова не нужны, они слишком малозначны. Теперь я знаю его имя, но ни за что не буду произносить его вслух – оно настолько ценно. Может, это и есть та самая любовь?

19:11 

Тебе, падающей в ноги целующим тебе пальцы

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Как кошка похотливая, таишься ты в ожидании новой встречи. Низ живота предательски сведён судорогой, глаза нервным прищуром следят за окружающими. Время сочится густыми каплями сквозь пальцы. Ты ждёшь.
Ждёшь момента урвать себе кусок чужого счастья, залезть с ногами хоть на несколько минут в чужое сердце, выпустить туда острые когти и напиться чужих эмоций, удовлетворив своё тщеславие.
Тебе не интересен аспект физического контакта, ни о каких чувствах не может быть и речи! Раздвигая ноги в ожидании близости, изгибаясь в минуты приближающегося наслаждения - а существует ли оно для тебя в общепризнанном понятии? - ты не теряешь головы, оставаясь во власти рациональных мыслей.
Ты размениваешь себя по мелочам на ничего не значащие встречи, каждый раз отдавая больше, чем можешь впитать обратно. Ты упиваешься короткими вспышками своей власти, по капле теряя саму себя.
Ты никогда не сможешь испытать своего счастья, пока путаешься в осколках чужого.
А они будут целовать тебе пальцы, нежно гладить изгибы тела, шептать комплименты в темноте комнат. Будут продолжать искать с тобой мимолётных встреч, потому что невозможно приручить кошку окончательно.
А что будешь делать ты, когда сладость ожидания перекроет тоска по умиротворению?!

19:14 

Страсть

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Он сверху. Она под ним. Такая избитая позиция, но без неё как-то не обойтись. Мужчине необходимо показать, что он может доминировать, что он хозяин, что ему надо подчиниться.
Она подчинилась - для начала.
Он смотрит на неё. Задумчиво, слегка нежно, но молчит. Подбирает слова? Вряд ли. Скорее всего, наслаждается моментом и отгоняет мысли о... Неважно. Потому что кольцо убрано под подушку, на время забыты все обязательства.
На кончике его носа медленно формируется капля. Такая прозрачная. Он этого не ощущает, но она видит, что капля увеличивается в размерах и готовится сорваться. Примерно ей в глаз. Капля, наполенная душевой водой и частичками пота, а в этих частичках - все его эмоции оттого, что он с ней. Сейчас. Наконец-то. После такого долгого времени, когда он скучал. Если не врёт.
Резкое движение. Она вскрикивает. Капля срывается. Она жмурит одн глаз, другим продолжая наблюдать за ним. Он смущается, темп движений замедляется.
Она нежно улыбается и, проводя по его коже ногтями, слегка цепляясь, возвращает его в заданный темп.
Стон. Жар. Новая капля.
Снова стон.
Он опустошён, выжат, спокоен и немного счастлив.
А она?

18:33 

сны....

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Это была семья… Такая большая, как будто не моя. Но, как оказалось, в двухкомнатной квартире разместились сплошь мои родственники – младшие братья, сёстры, тётки… Причём, пока все дети спали на двухярусных кроватях вместе со своими мамами, одна из тёток имела свою комнату, с телевизором и огромной шикарной кроватью.
Но это считалось в порядке вещей. Дети жили своей жизнью, взрослые – своей… Были только несколько человек, чуть старше меня, но почему-то не попадающих в касту взрослых. Один из них… мой… брат?????!
Он мог быть им исключительно по определению, но никак не по крови.
Такой притягательный… Завораживающий. Светловолосый, вольный, с серо-голубыми глазами, которые не затягивали, как омут, но оставляли в душе отпечаток… В которые хотелось хоть изредка, но заглядывать. Рельеф спины… Ежели бы прикоснуться хоть кончиками пальцев!!! Пробежать, пропустить под тончайшей тканью…
Но по признанной младшими легенде – он тоже мой брат… и этого необходимо придерживаться.
Я откинулась на подушку второго яруса и прикрыла глаза. Кто-то из девочек спрашивал о моей жизни – ещё бы, встретить взрослую родственницу, с которой можно обсудить жизнь открыто, не боясь наказаний матери! Медленно, не задумываясь, отвечая на их вопросы, взгляд мой оценивал окружающую обстановку. Постельное бельё, шторы, напольное покрытие…Всё было настолько привычным, что захотелось немедленно разорвать это наваждение.
Там был он. Взгляд перехватывал дыхание… Скажите, невозможно?! А вот попробуйте упереться взглядом в водоворот, на дне которого выступаю ваши сокровенные мысли? Уловили?!
А ещё были его друзья… Которым явно не пришлось по вкусу мой присутствие, потому что я была на голову выше их в моральных принципах. А у них их не было. Им хотелось показать, что они важнее, что они не допустят до него (а ведь он вполне мог быть вожаком этой стаи) Женщины… Да разве в его окружении до этого момента могли быть женщины?! Так… развлечение, не более того – это слишком сильно читалось по их глазам. Они думали, что загнали меня, на самом деле, они загнали себя.
Стоя на парапете, выдёргивая юбку из лап этих волчат, я не забывала поглядывать на него, хоть мне и не удавалось ловить его горящий взгляд. Силы моих ног не хватало на полноценные удары – в конце концов меня не обучали искусству борьбы! Я могла только уворачиваться на этом узком мостике между ними и им, но это не могло долго продолжаться.
Последний и самый сильный удар последовал от него – откуда я не могла его ожидать. Падая, я смотрела на их ликование – он признал мою слабость, они важнее ему, я – всего лишь очередная игрушка. Для всех.
Дыхание перехватывало, лёгкие разрывались от потока врываемого воздуха, но глаза отказывались открыться. Сквозь какофонию звуков прорывались отрывки фраз, а потом ворвались сильные руки, подхватившие меня куда-то вверх. Он был горячим, его тепло проникало прямо в сердце.
Его губы были настолько мягки, насколько я успела забыт вкус первого поцелуя – я очнулась от их вкуса в момент соприкосновения с постелью… Он что-то шептал, а я не могла отнять рук от рельефа его спины, от его влажных губ, частого дыхания… Его извинения лились мне в уши бальзамом на душу, но я никак не могла вспомнить его имени. Билась только одна мысль, что он был похож на кентавра, такой же волевой и могучий, такой, за которым можно спрятаться. Губы чуть не прошептали имя другого – чужого в этом мире, чуждого даже мне, потому что у него другая жизнь, другие идеалы (только в ней есть отпечаток меня!). Я вновь закрыла глаза и провалилась в его объятия, сводимая судорогой желудка от забытых в последнее время ощущений.

08:44 

осень... и на душе тоже.

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Я боюсь смотреть на чужое счастье - мне хочется прикоснуться к своему! Хочу, чтоб было лучше, чем "вроде всё в порядке".
Я не могу видеть чужие жизнерадостные безмятежные улыбки - последнее время я разучилась так улыбаться.
С каждым днём всё сильнее кажется, что я теряю себя, или просто не там ищу.
Не за тем гонюсь, или вообще делаю просто не то.
Что-то происходит, но как-то не так...

10:20 

размышляю

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
в ДТП меня признали виновной... Что и требовалось доказать.
Уже ни капельки не расстраиваюсь.
Жду изменений в жизни к лучшему, жду встреч, всплеска эмоций, улыбок через всё лицо и внутреннего спокойствия...
Интересно вот только, дождусь ли от тех, от кого хочу дождаться, или всё придёт с другой стороны?

20:59 

малолетние вандалы

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Приехав с работы заметила, что с левых колёс скручены колпачки ниппелей. Удивилась... Перебрала в уме несколько моментов, когда их сами могли открутить и забыть прикрутить обратно.
Потом подошёл муж и предположил, что скорее всего скрутии дети. Заодно удивился, неужели я так в детстве не делала!
Я весь вечер пыталась понять, на кой им сдались эти колпачки! Ну металлические, чёрненькие, блестящие... Но вполне обычные! Без гравировки и всяких там картинок...
А чуть позже, случайно выглянув в окно, заметили возле машины двоих пацанов на велах. Возле правых колёс...
Муж на них прикрикнул, они уехали...
Боюсь завтра не найти оставшихся колпачков, да может ещё и машину поцарапают!
В общем, гнев во мне полыхает!!! Муж бесится, не понимает, а меня распирает так, что хочется поймать этих малолеток и что-нить им сломать. А потом ещё и родителям п*зды вставить, чтоб детей воспитывать не забывали в перерывах между сексом и работой!
Бред какой-то, зачем детям насадки на ниппеля?!

11:27 

продолжу, как мысль дойдёт...

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
-Ты ангел???
Фраза упала на мокрый песок, слегка растеклась по его поверхности и смылась тёплой солёной водой, так и оставшись без ответа.
-Нет, ну ты же правда ангел! Только странный какой-то… Без крыльев. И глаза у тебя не голубые… Да и вообще… У тебя анти-ангельская внешность, но ты такая…!
-Какая? – острый взгляд карих глаз пронзил его насквозь так, что возникло стойкое ощущение жжения где-то в районе солнечного сплетения.
-Ты другая… Тебе ничего не нужно, ты ничего не требуешь!
-Ты не тот, от кого я вправе что-то потребовать. Тебя я могу лишь просить, да и то не вижу в этом смысла, - в голосе сквозила плохо скрытая, а может совершенно не скрываемая, тоска и усталость. – Зачем? Я всё сама могу.
Она слегка повела рукой по воздуху и волны, песок, лёгкий бриз медленно ушли куда-то, втянулись в линию горизонта и они снова оказались в душном офисе.

08:51 

погода бррррр

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
а у нас сезон дождей начался... уже несколько дней пасмурно, холодно и льёт, как из ведра... ночью вообще такой ливень с грозой был, что меня аж на кровати подкинуло!
А все говорят о глобальном потеплении... у нас неправильные тропики, без жары... только дождь...

12:34 

о трудностях парковки

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Началось всё немногим меньше года... Когда мы забрали из салона нашу машинку, поставили её на учёт в ГАИ и решили, что она достойна стоять под оканами во дворе дома, а не украшать своим присутствием затрапезную платную парковку с пьяным сторожем. До нас во дворе уже благополучно уживались бордовый старенький Вольво и новый Гетц... Иногда к ним приезжала ещё серая Волга... ну и всякие другие машинки. Пока мы наблюдали за парковкой из окна и думали, как там будет смотреться наша машинка, не замечали, что у Гетца особые трудности с парковкой.
Прошёл почти год. У Гетца до сих пор трудности с парковкой. Прчём настолько, что мадам в нём любит встать, перегородив 2 парковочных места, и в конечном итоге приходится упираться в край мусорного контейнера. Который каждое утро опустошает мусоровоз.
Когда мы ей вежливо попытались намекнуть, что парковаться надо аккурантнее, что она не одна и что это невежливо, нам высказали кучу малоприятных вещей, к тому же напугав сперва мужем, а затем и папой. Причём даме лет под 40, но понтов до ушей... и видок такой, как будто ей вот недавно 25 стукнуло... я уж не говорю о манерах...
в общем сижу, пребываю в шоке... поражаюсь людям...

15:58 

мысль дня, злободневная!

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Человек, позиционирующий себя гением, никогда не станет выпрашивать похвалу у девушки, которая повышает за счёт его знаний уровень своего резюме!

15:49 

жизненно!

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
- Ну зачем ты приехал? Зачем? Чтобы я в очередной раз убедилась, что была дурой, когда выбрала не тебя. . . зачем ты приехал на этой роскошной машине, весь наглаженный, зачем этот букет роз, шампанское - довести меня хочешь?- нет, выебать!


вот именно! такое ключевое "зачем?!"

08:09 

Злободневно

Я хочу полюбить весь мир, вот только он сопротивляется!!!
Ну вот чё за нах!!!!
Всегда недолюбливала Outlook Express, а теперь просто ненавидеть буду!!!!
Решила поставить на рабочем компе почтовик... Так как The Bat! упорно просил регистрацию, решила попробовать Outlook Express... Пилять!!!! Всё настроила, всё в порядке, но эта скотина снесла мне с сервака ВСЕ письма! с паролями, фотками, важной информацией...
К сожалению, заметила я это уже после того, как недовольная принципами работы проги, снесла её на компе, предварительно похерив все письма...
Теперь вот сижу с квадратными глазами и думаю, что же делать....(((

Моя жизнь в кусочках

главная